Архив конференций

Пермская элита

Карцева Н.П.

ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ РЕКТОРА

 

В зале заседаний Учёного совета Пермского государственного университета среди других фотографий висит фотография молодого симпатичного человека с болгарской фамилией. Это  Степан Антонович Стойчев, ректор Пермского государственного университета с 1927 по 1932 г. Фотография висит, а вот о самом человеке, к сожалению,  мало кто помнит.

Он родился в Кишинёве 17 мая 1891 г. в большой  семье мелкого служащего и прачки[1]. Семья переехала в Рязань, где Степан стал учиться в приходском училище, затем в гимназии, зарабатывая себе на жизнь частными уроками. Его способности и хорошую успеваемость заметили некоторые преподаватели и, зная тяжёлое материальное положение семьи, добились зачисления способного ученика на казённое воспитание. Успешно занимаясь репетиторством, он помог выучиться и младшим братьям. В гимназии Стойчев впервые принял участие в работе кружка революционной молодёжи.

Потом с 1912 по 1916 г. была учёба в Московском государственном университете, снова изнурительное репетиторство с целью прокормить семью, одновременно  помощь рабочим Замоскворечья в борьбе за свои права. После окончания университета Стойчев получил от ведущих профессоров университета Сперанского и Шабанова предложение остаться работать на кафедрах. К тому времени молодой учёный уже успел обратить на себя внимание: его статьи по фольклору, древнерусской литературе и творчеству Гоголя опубликовал известный московский журнал «Сириус» и готовился опубликовать «Филологический вестник».

До 1917 г. С.А.Стойчев находился в стороне от непосредственного участия в революционном движении, однако Октябрьская революция резко меняет и его жизнь. В первые же дни он помогает налаживать работу системы народного образования в новых условиях. В 1918 г. переезжает в Нижний Новгород, где вступает в партию. Здесь он работает до начала 1919 г., до того момента, когда телеграммой, подписанной от имени ЦК ВКП(б) Л. Троцким, его не вызывают в Бессарабию.

Там его назначают наркомом просвещения Временного Бессарабского правительства. Как впоследствии вспоминал сам Степан  Антонович, работа проходила в тяжелейших условиях постоянных стычек с бандитами, так называемыми «григорьевцами», которыми он однажды был схвачен, только благодаря помощи местных крестьян ему удалось бежать из плена. После падения Бессарабской республики Стойчев вновь возвращается в Нижний Новгород, где выступает как активный сторонник новой экономической политики, читает лекции на тему «Нэп и политика просвещения».

В сентябре 1924 г. в Нижегородском университете (НГУ) состоялось беспрецедентное событие: впервые ректором был избран человек, выдвинутый студентами, а затем и дружно поддержанный большинством преподавателей и сотрудников. Это был декан рабфака С.А. Стойчев, к тому времени опытный и высокообразованный преподаватель, талантливый руководитель и отзывчивый человек. К тому же, именно он много сделал для того, чтобы устранить нависшую над Нижегородским университетом угрозу ликвидации, доказывая в своих статьях и выступлениях огромное значение НГУ для экономики и культуры Нижнего Новгорода и соседних губерний.

Разносторонность и результативность деятельности С.А. Стойчева на посту ректора НГУ трудно переоценить. В первый же год он добился возвращения университета на государственное обеспечение (после нескольких лет прозябания на скудных местных средствах), увеличения приёма студентов, введения новых специальностей, открытия нового читального зала и столовой для студентов. Добрый след оставил в истории Нижегородского университета всего за два года своего ректорства С.А. Стойчев.

Одним из лучших ректоров его считали и в Наркомате просвещения. Принятые в те годы частые кадровые перестановки привели С.А. Стойчева  в Пермь. В мае 1927 г. Наркомпрос назначил его ректором Пермского университета (ПГУ), научные работники которого поддержали его кандидатуру. Этот пост Степан Антонович занимал в течение почти пяти лет.

В эти годы он активно занимался укреплением материальной базы университета, одновременно читал студентам курсы по литературоведению и истории русской литературы. Лекции С.А. Стойчева привлекали большое внимание не только университетской, но и городской преподавательской аудитории.

Именно в годы работы С.А. Стойчева на посту ректора ПГУ на базе университета были созданы пять новых вузов: педагогический, медицинский и сельскохозяйственный в Перми, химико-технологический в Березниках и ветеринарный в Троицке (Челябинская область). Вплоть до отъезда из Перми он был одновременно ректором университета и педагогического института.

В 1929 г. благодаря усилиям С.А.Стойчева было возобновлено издание «Учёных записок Пермского университета», где был чётко заявлен и всячески поощрялся плюрализм мнений. Негативный результат такого свободомыслия не замедлил сказаться. В декабре 1931 г. в постановлении  Уралобкома ВКП(б) ректор Стойчев был обвинён в «сползании с партийно-классовых позиций», «гнилом либерализме», «поддержке классово-враждебной реакционной профессуры» (в частности, речь шла о защите ректором подвижника русской духовной культуры профессора Богословского). Этим же постановлением С.А. Стойчев был снят с работы.

Впрочем, Наркомпрос РСФСР счёл данное решение перегибом и в начале 1932 г. перевел С.А. Стойчева в Москву, а вскоре назначил директором Воронежского педагогического института. К сожалению, нам мало что известно о воронежском периоде работы С. А. Стойчева, но одно знаем доподлинно – именно там его застал роковой для нашей страны и, в особенности, для советской интеллигенции 1937 г.

В ночь на 23 августа 1937 г. Степана Антоновича арестовали. Осенью его сын Борис ежедневно носил отцу передачи. Брали их не всегда, а вскоре и вовсе приказали больше не ходить. В новогоднюю ночь арестовали и жену Степана Антоновича, приговорив её к пяти годам лишения свободы, как жену «врага народа».

15 января 1938 года Военная коллегия Верховного Суда СССР приговорила Степана Антоновича Стойчева к высшей мере наказания за якобы «участие в право-троцкистской  диверсионно-террористической организации». Приговор был приведён в исполнение немедленно. Возможно, роковую роль в судьбе Степана Антоновича всё же сыграла полученная им в 1919 г. телеграмма за подписью Троцкого, а также и старое постановление Уралобкома ВКП(б) 1931 г.

Как свидетельствуют документы, на допросе 25 августа 1937 г. он не признал себя виновным. Но вот 3 октября уже показал, что является участником антисоветской организации. Можно представить, что именно заставило Стойчева оговорить себя.

Полной реабилитации С.А. Стойчева – «за отсутствием состава преступления» – его семье пришлось ждать долгие и тяжёлые два десятка лет. Сыну Степана Антоновича в годы Великой Отечественной войны доверили воевать лишь в штрафной роте, но и там он  проявил мужество, был дважды ранен в боях и отмечен медалью «За отвагу». После войны он вернулся в Горький (Нижний Новгород), где много лет проработал директором школы. Внуки Стойчева, опального ректора нескольких российских вузов, закончили Нижегородский университет, которым в трудные двадцатые годы руководил их дед, настоящий русский интеллигент.



[1] В данной статье использованы материалы Государственного общественно-политического архива Пермской области (л.д. С.А. Стойчева), Государственного архива Пермской области (ф. 180, оп. 2, л.д. 310), газеты «Горьковский университет», 1988, 4 ноября, 15 ноября.

Контактная информация